? Лапти — все, что нужно знать

Лапти — все, что нужно знать

Оберег лапти – значение и применение

Лапти — все, что нужно знать

Крестьяне на Руси ходили босыми в теплое время года. Хотя лапти, самодельная обувь из бересты, были у многих, их берегли. А когда лапти снашивались, становились непригодными к дальнейшей носке, их ни в коем случае не выбрасывали. Старые лапти развешивали на заборе, на столбе возле крыльца, над скотными дворами – считалось, что они защитят от сглаза и порчи.

Сжигать можно было только те лапти, которые совсем прогнили. Их аккуратно снимали с забора или со столба – говорили, что примета уронить лапти на пол дурная, повлечет за собой болезни хозяев дома или скотины.

Помимо лаптей для членов семьи, обязательно плелись лапти для домового. Они были небольшими по размеру, их подвешивали в теплом уголке, возле печки. Внутрь клали гостинцы – хлебную горбушку, сладости. Так можно было задобрить хозяина дома, а он за это помогал с домашними делами, присматривал за скотиной, чтобы не захворала и не отощала, отводил от дома беду.

Оберег лапти: значение

Хотя сегодня никто не использует такую обувь по назначению, ее можно встретить в продаже. Но это уже не обувь как таковая, а оберег для дома – лапти как символ достатка и семейного счастья вешают над зеркалами, крепят магнитиками к холодильнику, кладут на подоконник.

Главное значение такого оберега сегодня, как и столетия назад – отводить, «ломать» дурной глаз. За такую вещь цепляется глаз собеседника, и он не смотрит на обстановку дома, играющего с игрушками малыша или влюбленную пару, которая в этом доме живет.

В старину именно таким образом защищали урожай от сглаза – развешивали на ограждение огорода как можно больше лаптей. Люди заглядывались на них, забывая заглянуть в сам огород. И богатому урожаю ничто не угрожало.

Обратите внимание

Если вам не нравится то, что есть в продаже, можно сделать такой оберег своими руками. Более того, такая вещь будет иметь гораздо большую силу, чем сошедшая с конвейера тиражом в сотни тысяч экземпляров.

Проще всего связать лапти из пеньковой веревки при помощи крючка. Можно найти и пошаговые инструкции относительно того, как их сплести из бересты или ивовой лозы. Поскольку они нужны не для носки, подойдет любой материал, с которым вам будет комфортно работать. Технология плетения несложная, найти схемы можно в Интернете.

Далее необходимо придать оберегу нужную направленность. Если вы хотите, чтобы в доме был достаток, положите в лапоть монетки и хлебные зерна. А для того, чтобы привлечь на свою сторону домового, регулярно подкладывайте сладкие гостинцы. Повесть лапти можно над входной дверью (снаружи), а также на любое видное место в доме.

Когда же появились лапти?

Лапти — все, что нужно знать

Лапти — обувь из лыка, которую на протяжении многих веков (по официальной хронологии) носило славянское население Восточной Европы. Считается, что название этой обуви произошло от слова «лапа».

В России в лапти обувались только деревенские жители, то есть крестьяне. Ну а крестьяне составляли подавляющее население Руси. Лапоть и крестьянин были почти синонимами.

Вот откуда пошла поговорка «лапотная Россия».

И действительно, даже в начале XX века Россию еще нередко называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива и отсталости. Лапти стали как бы рода символом, вошедшим во множество пословиц и поговорок, их традиционно считали обувью беднейшей части населения. И неслучайно. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях.

Конечно, лапти плели из коры многих лиственных деревьев: липы, березы, вяза, дуба, ракиты и т.д. В зависимости от материала и плетеная обувь называлась по-разному: берестяники, вязовики, дубовики, ракитники. Самыми прочными и мягкими в этом ряду считались лыковые лапти, изготовленные из липового лыка, а самыми плохими — ивовые коверзни и мочалыжники, которые делали из мочала.

Нередко лапти назывались по числу лыковых полос, использованных в плетении: пятерик, шестерик, семерик. В семь лык обычно плели зимние лапти. Для прочности, тепла и красоты лапти проплетали вторично, для чего применяли пеньковые веревки. С этой же целью иногда пришивали кожаную подметку.

Для праздничного выхода предназначались писаные вязовые лапти из тонкого лыка с черной шерстяной тесьмой, которая закреплялась на ногах. Для осенне-весенних хозяйственных работ во дворе более удобными считали простые высокие плетеные ступни без всякой тесьмы.

Обувь плели не только из древесной коры, в дело шли и тонкие корни, а потому и сплетенные из них лапти звались коренниками. Модели лаптей, изготавливаемые из полосок ткани, называли плетешками.

Важно

Ещё лапти делали из пеньковой веревки — крутцы, и даже из конского волоса — волосянника.

Такую обувь чаще носили дома или ходили в ней в жаркую погоду, а лыковые лапти зимой хорошо сохраняли тепло, а летом давали ногам прохладу.

Техника плетения лаптей была тоже очень разнообразной. К примеру, великорусские лапти, в отличие от белорусских и украинских, имели косое плетение, тогда как в западных районах использовали прямое плетение, или «прямуя решетку». Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали работу с задника.

Так что о месте появления той или иной плетеной обуви можно судить по форме и материалу, из которого она изготовлена. Для московских моделей, плетенных из лыка, характерны высокие борта и округлые носки. На Севере, в частности, в Новгороде, чаще мастерили лапти из бересты с треугольными носками и сравнительно низкими бортами.

Мордовские лапти, распространенные в Нижегородской и Пензенской губерниях, плели из вязового лыка.

Способы плетения лаптей — например, в прямую клетку или в косую, с пятки либо с носка — были свои у каждого племени и вплоть до начала нашего века разнились по областям. Так, древние вятичи предпочитали лапти косого плетения, новгородские словене — тоже, но большей частью из берёсты и с более низкими бортиками. А вот поляне, древляне, дреговичи, радимичи носили лапти в прямую клетку.

Плетение лаптей считалось несложной работой, но требующей сноровки и навыков.

Не зря про крепко напившегося человека и сейчас говорят, что он, мол, «лыка не вяжет», то есть не способен к элементарным действиям! Зато, «связывая лыко», мужчина обеспечивал обувью всю семью — тогда специальных мастерских ещё не было очень долгое время. Главные инструменты для плетения лаптей — кочедыки делали из костей животных или из металла. Первые кочедыки археологи относят к каменному веку.

Даже во время Гражданской войны, лапти были основной обувью бойцов Красной Армии. Существовала Чрезвычайная комиссия по валенкам и лаптям (ЧЕКВАЛАП), которая занималась заготовкой обуви для военнослужащих.

Когда же впервые появились лапти на Руси?

На этот, казалось бы, простой вопрос точного ответа нет до сих пор.

Принято считать, что лапти — один из самых древних видов обуви. Так или иначе, но костяные кочедыки — крючки для плетения лаптей — регулярно находят археологи и приписывают их неолетическим стоянкам. Получается, по официальной версии, ещё в каменном веке люди плели обувь, используя растительные волокна.

Однако приведём такие данные:

В одном лишь 1889 году в лыковые лапти были обуты более 25 миллионов русских крестьян. Известно, что лапти быстро изнашиваются, и на год их требовалось только одному человеку 40 пар.

Не мудрено, что в том же году в России, как свидетельствуют статистические данные, было изготовлено около 500 миллионов пар лаптей, то есть было истреблено почти полтора миллиарда молодых липовых деревьев: для одной пары лаптей нужно содрать (именно содрать) лыко с 2-3 молодых липок!

Совет

Существовали целые артели плетенщиков, которые, по сохранившимся описаниям, отправлялись в лес целыми партиями. За десятину липового леса они платили до ста рублей.

Снимали лыко специальным деревянным пырком, оставляя совершенно голый ствол.

Лучшим считалось лыко, добытое весной, когда на липе начинали распускаться первые листочки, поэтому чаще всего такая операция губила дерево. Отсюда пошло выражение «ободрать как липку».

Из воза лык получалось приблизительно 300 пар лаптей. Плели лапти от двух до десяти пар в день в зависимости от опыта и сноровки.

В 19 веке пару хороших лыковых лаптей можно было купить за три копейки, тогда как самые грубые крестьянские сапоги стоили пять-шесть рублей. Для крестьянина-земледельца это большие деньги, чтобы собрать их, нужно было продать четверть ржи (одна четверть равнялась почти 210 литрам сыпучих веществ).

Сапоги, отличавшиеся от лаптей удобством, красотой и прочностью, для большинства крепостных крестьян были недоступны. Даже для зажиточного крестьянина сапоги оставались роскошью, их надевали лишь по праздникам. Вот и обходились лаптями. О недолговечности плетеной обуви свидетельствует поговорка: «В дорогу идти, пятеры лапти сплести».

Зимой мужик носил одни лапти не более десяти дней, а летом в рабочую пору стаптывал их в четыре дня.

Возникает интересный вопрос. Сколько же требовалось берёсты и лыка, чтобы столетиями обувать целый народ? Простые подсчёты показывают: если бы наши предки усердно рубили деревья ради коры, березняки и липовые леса исчезли бы ещё в доисторическую эпоху. Однако этого не произошло. Почему?

Обратите внимание

Не потому ли, что потребность в «лаптях» в России возникла относительно недавно, несколько сотен лет назад, в связи с резким падением технологического и культурного уровня из-за внешних факторов? Конечно, многие посчитают, что это слишком косвенный довод, и, возможно, найдут своё объяснение этому факту, но если проанализировать всё это вместе с такими статьями, как «Ракеты эпохи Возрождения» и некоторыми другими, то анализ такой точки зрения, как минимум, потребует размышлений.

Тяжёлое соостояние с лиственными деревьями в Россиии пытались исправить ещё в дореволюционные времена, и по официальной версии такая ситуация возникла из-за повсеместного использования дерева как поделочного, повседневного и промышленного сырья.

https://www.youtube.com/watch?v=rn7hBQgNuhw

Вот пример заботы государства времён Российской Империи о лесном хозяйстве:

В России до 1917 крестьяне и сельские общины поощрялись, с подачи науки, «хозяевами государства» за разведения леса.

За выращенные и сохраненные землевладельцем 50 десятин леса (~50га), ему выдавался ценный приз в 500 рублей (стоимость 150-200 коров, или ныне 5-6млн рублей) и золотая медаль.

Сейчас эта сумма соответствует затратам по созданию древесных насаждений на 42 гектар.

Получается, уже тогда лесные чиновники Российской Империи брали цифры не от балды, а довольно точно знали, сколько стоит восстановление леса, и, главное — в этом была потребность.

Так что не так-то прост оказался этот «лапотный» вопрос…

Русские лапти

Лапти — все, что нужно знать

24.07.2016 0 10419

Почему-то лапти считаются чисто русским видом повседневной обуви. Но это далеко не так. Конечно, в разных странах их плели по-разному и не только из лыка. Но сам принцип плетения обуви использовали карелы, финны, мордвины, татары, чуваши. Похожий вид обуви был также у японцев (варадзи), индейцев Северной Америки и даже австралийских аборигенов.

По названию лаптей — этой легкой и дешевой обуви — получили свое прозвище участники средневековой крестьянской войны в Норвегии. Они носили лапти из бересты, за что их и окрестили биркебейнерами («березовоногими» или «лапотниками»).

Дешево и сердито

Почему же лапти получили такое распространение на Руси? Прежде всего, они были дешевле добротной кожаной обуви. Плели лапти чаще всего из липового лыка, которого в лесу можно было заготовить в огромном количестве.

Формула зубов взрослого человека: анатомия зубов и виды вычислительных схем

Важно

Конечно, лапти были менее долговечной обувью, чем сапоги. Недаром русская пословица гласила: «В дорогу идти-пятеры лапти сплести». Зимой одни лапти носились не более 10 дней, а летом в самую страду крестьянин стаптывал одни лапти за четыре дня. В среднем за год один деревенский житель изнашивал около 50-60 пар лаптей.

Техника плетения лаптей в каждом из регионов России была своя. К примеру, великорусские лапти, в отличие от белорусских и украинских, имели косое плетение — «косую решетку», тогда как в западных районах предпочитали прямое плетение, или «прямую решетку».

Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали заплетку с задника, так что знающий человек мог сразу определить — из каких краев мастер. Причем в каждой местности был и свой материал, из которого плели лапти, и «фасон».

Например, для Москвы и прилегающих к Первопрестольной губерний характерны были лапти, плетенные из лыка, с высокими бортами и округлыми головками (носками).

Северный, или новгородский, тип лаптей чаще всего плели из бересты, с треугольными носками и сравнительно низкими бортами. Мордовские лапти, распространенные в Нижегородской губернии, плели из вязового лыка.

Головки этих моделей имели обычно трапециевидную форму.

Часто лапти получали название по числу лыковых полос, использованных в плетении: пятерик, шестерик, семерик. В семь лык обычно плели зимние лапти, хотя порой для особо зябких количество лык доходило до 12. Для прочности, тепла и красоты лапти проплетали вторично, для чего в ход шли пеньковые веревки. С этой же целью иногда пришивали кожаную подметку (подковырку).

Для праздников — «на выход» — предназначались писаные вязовые лапти из тонкого лыка с черными шерстяными (а не пеньковыми) оборами (то есть тесьмой, закрепляющей на ногах лапти) или вязовые красноватые семерики. Для осенних и весенних работ во дворе более удобными крестьяне считали высокие плетеные ступни, вовсе не имевшие обор.

Лапти носились с портянками, или, как их еще называли, онучами. От лаптя вверх и вокруг голени, на манер древнегреческой сандалии, шел лыковый шнурок, который крепился внизу и удерживал портянку от разматывания. Тем не менее при длительной ходьбе периодически приходилось переобуваться и перематывать сбившиеся портянки.

Лыковая индустрия

Совет

Чаще всего крестьяне сами изготавливали для себя лапти. Редко кто в деревенской среде не умел плести подобную обувь. Но были села, где лапти изготовляли не только для своих нужд, но и на продажу.

Сохранилось описание этого промысла в Симбирской губерниии. Лыкодеры отправлялись в лес целыми артелями.

Снимали лыко специальным деревянным пырком, оставляя совершенно голый ствол. Лучшим считалось лыко, добытое весной, когда на липе начинали распускаться первые листочки. Поэтому чаще всего такая операция губила дерево (отсюда и известное народное выражение «ободрать как липку»).

Перед плетением лаптей лыко в течение суток обязательно отмачивали в теплой воде. Затем кору соскабливали, оставляя луб. Из воза лык -от 40 до 60 пучков по 50 трубочек в каждом — получалось приблизительно 300 пар лаптей. Таким образом, крестьянин мог сплести от двух до десятка пар в день.

Порой изготовление лаптей ставилось, если можно так выразиться, на «индустриальные рельсы».

Так, в конце XIX века в селе Смирнове Ардатовского уезда Нижегородской губернии этим делом занималось до 300 человек, причем каждый из них в зиму заготовлял около 400 пар лаптей.

В селе Семеновском, неподалеку от Кинешмы, про- * изводили лаптей на 100 тысяч рублей. А из села Мыт Шуйского уезда Владимирской губернии отправлялось в Москву до полумиллиона пар лаптей.

Сейчас лапти носят разве что участники фольклорных ансамблей, но некоторые артели продолжают изготовлять их — на продажу в качестве сувениров.

Виктор ЦВЕТКОВ

Не учась, и лаптя не сплетешь

Лапти — все, что нужно знать

Лапти на Руси, равно как и в других странах Восточной Европы, — самая древняя обувь. Их носили с незапамятных времен вплоть до середины XX века главным образом крестьяне. Иногда не гнушались ходить в лаптях и состоятельные люди. Сегодня лапти можно причислить к вещам ушедшего века. По улицам в них никто не ходит. Да и настоящих плетуханов днем с огнем не сыщешь.

Правда, продаются сувенирные лапти, технологию изготовления которых можно встретить в современной справочной литературе. Некоторые люди даже носят их дома как тапочки. Но, сплетенные упрощенным методом, они непрочны и далеки от тех, в которых и в зной и в стужу щеголяли наши предки. А вот как делать настоящие лапти, ни в старинных, ни в современных книгах не найти.

Потому что умение это передавалось от отца к сыну и не нуждалось в описаниях. Между тем древнее ремесло забывать не стоит. Оно может пригодиться в самых разных ситуациях. В том числе и в экстремальных. Вдруг вы окажетесь на необитаемом острове (шутка). Или, не дай бог, вас уволят с работы. Вспомнится тогда и поговорка: «Станешь лапти плесть, как нечего есть».

И потом — по старинной технологии можно ведь делать домашние тапочки из кожи. Чем не идея? Как плести настоящие лапти, рассказывает плетухан со стажем, майор в отставке Сергей Тихонович РЕДИЧЕВ из города Долгопрудный Московской области, чьи очерки «Истории с лаптями», «Сермяжная правда» были опубликованы в №№ 6, 10 журнала «Наука и жизнь» за 2000 год.

Автор статьи С. Т.

Обратите внимание

Редичев показывает сотрудникам редакции, как нарезают из лыка концы для пары лаптей.

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

Наука и жизнь // Иллюстрации

НЕ БЕРИСЬ ЛАПТИ ПЛЕСТИ, НЕ НАДРАВШИ ЛЫКА

В старину лапти носили и мужчины, и женщины, и дети. Обувь эта была очень удобной, легкой, просторной, «дышала», ноги ее не чувствовали. Исключено и мозоли натереть в ней.

Различный материал для изготовления лаптей был всегда под рукой. Обычно лапти плели из лыка* (здесь и далее см. «Словарик к статье» на стр. 86.

) липы, вяза, ракиты, вереска (лычники), реже — из коры ивы (ивняки), а также из бересты (берестяники).

Иногда их делали из тонких корней (коренники), разбитых ветхих веревок (курпы, крутцы, чуни, шептуны), из конских грив и хвостов (волосяники) и даже из соломы (соломеники).

Наилучшим является лыко из коры молодых, без единого сучка липок высотой 3-4 метра и диаметром у комля* около 5 сантиметров. Такие деревца обычно растут в чащобе — густо, как камыши. Срубишь их маленьким топориком под корень, надкусишь зубами узенькую ленточку прямо у комля и резким движением оторвешь ее.

Образовавшаяся узкая бороздка вдоль дерева позволяет отделить трубку лыка от лутошки* . Из липового лыка лапти наиболее прочные и носимые в любую погоду, из вязового — красивые, но только для сухой погоды, плели их, как правило, для женщин. Из ивового лыка делают сувенирные лапти, для носки они не годятся.

Трубки лык заготавливали весной, в период сокодвижения, в большом количестве, чтобы хватило на год плести лапти для всей семьи. «Не запасшись лыком, ходишь в ошметках». Правда, зимой тоже можно заготовить лыко, если свежесрубленную липку положить в вольный дух хорошо протопленной русской печи, но это было исключением.

Важно

Пучки трубок лыка хранили в сухом месте, как правило, на лопасах* , под самым коньком, а перед плетением их размачивали в колоде* с водой или в реке и раскатывали в каталки. Из каталок нарезали ленты длиной 2,5-3 метра и шириной, соответствующей размеру обуви.

Обычно для женских лаптей 36-38 размеров ширина лент составляла 16-18 миллиметров, для детских — поменьше, для мужских — побольше. Каждую ленту заостряли с концов.

Лычные лапти плели в 5-12 строк (или концов) на колодке кочетыгом (как говорили у нас на Рязанщине), или кочедыком *. Строкой именовалась каждая полоса лыка в лапте.

От фразы «не всякое лыко в строку», обозначавшей, что не всякое лыко годится для плетения лаптей, пошла поговорка «всякое лыко в строку» (то есть любая ошибка вменяется в вину).

Лапти из пяти концов назывались пятериками, из семи — семериками, из девяти — девятериками.

Расположившись в избе на лавке и перекрестившись на образа в переднем углу, плетухан принимался за дело.

Для лаптя-пятерика брал пять концов лыка (для пары — в два раза больше), цыновал их, то есть снимал кору, оставляя чистым луб*. Молодое лыко достаточно было просто поскоблить ножом-экономкой.

Само плетение много времени не занимало. На пару лаптей мастеру требовалось часа три-четыре, не более.

Готовые, еще влажные лапти с целью удаления с них волокон и для придания им специфического аромата костра опаливали над огнем. В старину это делали над небольшим костром, разведенным на загнетке *, прямо перед входом в печь, или просто над горящей лучиной. Волокна быстро подсыхали и сгорали.

Совет

В нашем селе Кермиси плели в основном лапти-пятерики, редко семерики, но такой маститый плетухан, как дядя Матвей, плел и девятерики. Когда он проходил по селу в своих лаптях, да с белыми онучами* , аккуратно подвязанными оборами* , люди останавливались, любуясь изящной работой плетухана.

Самыми нарядными были лапти из вязового лыка. Недаром в них щеголяли сельские модницы: молодые женщины и девушки. Они надевали лапти на белые шерстяные чулки с черными шерстяными оборами, плетенными в три прядки. Красиво — глаз не отвести!

Для дома плели лапти без оборников *, они были несколько выше (глубже) и назывались по-разному: капцы, какаты, бахилки, коверзни, чуйки, бахоры, ступни, босовики, топыги.

Будничные лапти плели с учетом времени года. В добропорядочной семье они парами висели в сенях на жердочке в постоянной готовности. Так, например, отправляясь на покос, крестьяне надевали лапти редкого плетения, в один-два следа. В весеннюю и осеннюю распутицу к лаптям, особенно к детским, лыками прикрепляли колодки (рис. 1).

Нельзя было обижаться на лапти и зимой. Их укрепляли и утепляли третьим следом, то есть «подковыривали» свитыми из моченца* веревками, пенькой или сыромятной кожей. В мороз женщины носили лапти с толстыми шерстяными чулками, а мужчины — с онучами поверх шерстяных носков, что можно сравнить с валенками.

В нашей местности лапти не различались на правый-левый по внешним признакам, если не считать курочек* на головашке, которые должны смотреть в разные стороны. Это незначительное отличие не мешало заменить один изношенный лапоть другим из такой же пары.

В том случае, когда на обоих лаптях перетиралась, изнашивалась последняя подковырка, ее очищали кочетыгом и подковыривали новыми лыками или веревками.

Старики рассказывали мне, что на Северном Урале можно было увидеть и «непромокаемые» лапти из бересты. Берестяники были выше лодыжки и защищали ноги значительно лучше, чем мелкие лычники. Такие лапти, к примеру, Петр I приказывал воеводам доставлять для строителей Петербурга, ведь город-то строился на болоте.

Отпуск работающим пенсионерам — в 2019 году, дополнительный, ветерану труда

ДЕЛО МАСТЕРА БОИТСЯ

Обратите внимание

А теперь за работу. Будем плести пятерики. Нам понадобятся: колодка (рис. 2) соответствующего размера, нож-косяк, кочетыг (рис. 3), брусок для заточки ножа и, конечно, заготовленные заранее каталки лыка.

Из хорошо размоченного в воде лыка нарезаем десять концов, очищаем их от задиров и неровностей, заостряем с обеих сторон и цынуем.

Лапоть состоит из следующих основных частей: подошвы (плетня) с каймой, головашки с курочками, проушин (ушек, обушников, заушников) и пятки с запятником (рис.4).

Процесс плетения лаптя, как и всякого объекта, начинается с закладки (закладывается дом, закладывается сад…).

Чтобы заложить лапоть-пятерик, надо взять пять концов лыка и разложить их лубяной* стороной вверх на рабочем столе или просто на колене так, чтобы, взаимно переплетаясь серединой длины под углом 90о, они составили основу будущего лаптя (рис. 5). Заготовку разворачиваем так, чтобы концы располагались от себя 3 x 2 и к себе 2 x 3.

(Для второго лаптя заготовку кладем в зеркальном отражении по отношению к заготовке для первого лаптя.) Далее правый из трех верхних концов (на рисунке он под номером 3) перегибаем на себя и переплетаем с двумя соседними концами. Теперь у нас получилось расположение концов от себя 2 x 2, а к себе 3 x 3 (рис. 6).

Для образования уголков пятки загибаем под прямым углом крайние из трех концов слева и справа поочередно внутрь и проплетаем их: правый — влево (рис. 7), левый — вправо. В результате образуется пятка с одним курцем* посередине (рис. 8).

Перегибаем правые и левые от себя концы (правые — от себя, левые — на себя), переплетаем их с остальными (рис. 9). Так полностью формируется пятка с пятью курцами по кайме. Все концы теперь расположены к себе по пять слева и справа (рис. 10). Для выравнивания каймы пятку надеваем на колодку и поочередно подтягиваем концы.

Продолжаем закладывание лаптя, перегибая концы то слева, то справа и проплетая их с остальными: левые — вправо, правые — влево. Чтобы лапти различались на правый и левый, у первого лаптя правые концы перегибаем на внешнюю, а левые — на внутреннюю сторону подошвы (рис. 11), у второго — наоборот. От этого зависит и расположение курочек на головашке.

После пяти пяточных курцев ведем отсчет их по кайме подошвы. Обычно в подошве — семь-восемь курцев. В процессе закладывания лаптя постоянно подтягиваем концы, уплотняя плетень, и проверяем длину подошвы по колодке.

Следим также за тем, чтобы количество концов слева и справа всегда было по пять. Чем плотнее заложишь лапоть, тем более прочным и уковыристым * он получится. Значит, дольше будет носиться.

И вид у него будет более благородный.

Важно

Когда подошва достигнет нужной длины (на колодке это соответствует углам головашки), начинаем формировать головашку, обратив внимание на то, чтобы с обеих сторон было по пять концов. Закладка головашки в чем-то сходна с закладкой пятки.

Третий конец с правой стороны загибаем так, чтобы получился острый угол, и проплетаем через два соседних в левую сторону. Так же проплетаем два других конца с правой стороны. Получился правый уголок головашки (рис. 12). Три его конца смотрят внутрь головашки, два — наружу.

Аналогично делаем левый уголок головашки: загибаем под острым углом средний из пяти левых концов, проплетаем его через два соседних конца в правую сторону, затем так же поступаем с двумя другими левыми концами. В результате — три конца левого уголка смотрят внутрь головашки, два — наружу.

Переплетаем между собой по три средних конца. У нас опять получилось по пять концов слева и справа (рис. 13).

Надеваем лапоть полностью на колодку, подтягиваем концы, уплотняя головашку. Делаем это с помощью кочетыга.

Далее оформляем кайму головашки. Лапоть кладем на колени головашкой к себе. Левый из пяти правых концов, перегнув от себя, проплетаем вправо через все четыре конца и пропускаем под курцем плетня (рис. 14).

Следующий конец также перегибаем от себя, проплетаем вправо теперь уже через три конца и пропускаем под следующим курцем плетня. Третий конец проплетаем через два оставшихся конца и тоже пропускаем под курцем.

После этого с правой стороны два конца идут вдоль подошвы, а три смотрят в другую сторону (рис. 15).

Совет

Аналогично делаем левую сторону каймы головашки. Но здесь крайний правый конец перегибаем на себя и проплетаем влево через все четыре конца. Так же поступаем с двумя следующими концами. Теперь и с левой стороны концы расположились, как с правой. Подтягиваем их. Лапоть заложен (рис. 16). Начинаем его плести.

По два конца, идущих вдоль подошвы, оставляем на время в покое. В дальнейшем они пойдут на образование и на затяжку проушин.

Три правых и три левых конца, пропущенные под курцами подошвы, смотрят в разные стороны. Проплетаем их по подошве вторым следом (рис. 17).

Затем нижний из трех концов, направленных в сторону головашки, выводим к центру головашки и делаем курочку.

Для этого отгибаем конец назад, подворачиваем, образуя петлю, и пропускаем под ячейку того же следа, по которому он шел (рис. 18). Изменивший направление конец пускаем на плетение подошвы (рис. 19).

Когда концы доходят до каймы подошвы, подводим каждый под свой курец, перегибаем, как бы повторяя кайму, и пропускаем в другом направлении. При этом не имеет значения, наружу или внутрь направлена лубяная сторона лыка. При плетении третьего следа важно, чтобы лубяная сторона всегда была наружу, так как она прочнее, чем подкорковая.

Здесь повороты делаем на уровне вторых ячеек от каймы, не перегибая лыка при изменении направления. Когда концы заканчиваются, надставляем лыки, оставшиеся при заготовке, и плетем дальше. Направление концов и сами клеточки плетения подсказывают, куда надо идти. В результате плетения ступня уплотняется, становится более упругой.

Лапти считаются добротными, если сплетены в три следа.

По окончании плетения подошвы оформляем с обеих сторон проушины, для чего поочередно один из двух расположенных вдоль подошвы концов (тот, что крепче и лучше) скручиваем в жгут, вращая внутрь, в сторону колодки (это обязательное условие как для правой, так и для левой проушины).

Обратите внимание

Чтобы скрутка была цилиндрической и не сворачивалась в процессе носки лаптя, вставляем в нее узкую полоску лыка.

Частично скрутив левое ушко, обвиваем его вторым концом, затягиваем этот конец, выводим к центру головашки на вторую курочку, затем немного проплетаем по подошве (за счет двух концов, которые образовали курочки, головашка укрепляется на уголках, и этого для прочности ей достаточно, а вот подошва требует плетения не меньше, чем в два следа).

Примерно на середине расстояния от пятки до головашки протыкаем кочетыгом отверстие в кайме и пропускаем через него ушный конец изнутри (прошу обратить на это внимание, потому что, когда будем завязывать узел на самой пятке, данный конец надо продевать уже не изнутри, а снаружи).

Продели, скрутили петлей, подтянули, и получилось ушко. Снова скручиваем ушный конец и ведем его в угол пятки. Подтягиваем, продеваем снаружи через отверстие, проделанное кочетыгом в кайме пятки, и завязываем узлом. Получилась левая проушина (рис. 20). Точно так же делаем правую.

После этого скручиваем оба конца проушин в одну сторону (от себя), свиваем их между собой два-три раза, и образуется запятник, или оборник (рис. 21). Концы от запятника пускаем лубяной стороной наружу на плетение подошвы.

Все концы, проплетенные по третьему следу, поворачиваем у края подошвы, пропускаем через две-три клеточки и отрезаем.

Лапоть готов. Снимаем его с колодки, поддев кочетыгом в области запятника. Таким же образом плетем второй лапоть, помня о том, что курочки на его головашке должны смотреть в другую сторону. Сплели? Получилась пара. А у нас в Кермиси говорили: есть обуванье.

Остается привязать к лаптям оборы, ноги обернуть летом портянками, зимой онучами, переплести оборы крест-накрест до колена — и в добрый путь, плетуханы! По улице, конечно, не пойдешь, но своих близких в новогоднюю ночь повеселить можно. Если к тому же соответствующим образом одеться.

Важно

Да еще частушку спеть: «Эх, лапти мои, круты головашки. Кто их плел-ковырял, тому по лобашке».

СЛОВАРИК К СТАТЬЕ Лыко — молодой луб, волокнистое, неокрепшее подкорье со всякого дерева (под корою луб, под ним мезга, под нею блонь, молодая древесина).

Комель — нижняя, прилегающая к корню часть дерева, растения, волоса, пера; толстый конец бревна.

Лутоха, лутошка — липка, с которой снята кора, содрано лыко (пословица: «Гол как лутошка, бос как гусь»; загадка: «Кину с блошку, вырастет с лутошку?», ответ: конопля). Лутошками называют также тощие, сухие ноги.

Лопас — сеновал, сенное сушило.

Колода — большое корыто грубой отделки.

Кочедык — плоское изогнутое лапотное шило. В разных местностях его называли по-разному: кочадык, кодочиг, коточик, костыг, кочетыг.

Луб — внутренняя часть коры молодых лиственных деревьев, а также кусок, полоса такой коры, лыко (используется для изготовления веревок, корзин, коробов, плетения рогож и т.п.). Луб хорошо снимается в теплую, сырую, ветреную погоду.

Загнетка, загнет, загнивка — углубление в шестке русской печи, обычно в левой его части, куда сгребаются горячие угли.

Онуча — кусок плотной суконной материи, навертываемый на ногу при ношении лаптей или сапог.

Оборы — особым способом сплетенные веревки, завязки у лаптей.

Оборник — род петли, образованной концами проушин на запятнике лаптя, в которую продевали оборы.

Моченец — лен или конопля, вымоченные для обработки. Сырое конопляное волокно после одной мочки, обмятое и очищенное, использовалось на витье веревок, на подковырку лаптей.

Курочка — декоративный элемент в виде уголка на головашке лаптя.

Лубяная сторона — поверхность лыка, которая примыкает непосредственно к дереву. Гладкая и более прочная в отличие от подкорковой, шероховатой.

Курцы — поперечные лыки, загибаемые по краям плетня. В плетне может быть до десяти курцев.

Уковыристый — плотно, добротно сплетенный лапоть.

Детальное описание иллюстрации

ЭХ, ТРЯХНЕМ ЛАПТЯМИ… ИЛИ ОТКУДА ПОШЛИ ЛАПТИ НА РУСИ

Лапти — все, что нужно знать

Почему издревле на Руси крестьяне использовали и носили лапти? Лапти — это не просто обувь. Это ещё и славянский инструмент оздоровления. Ведь, лапоть сделан из Природного материала, который не мешает получать Жизненную Силу от земли. К тому же в тёплое время года носить лапоть удобнее и практичнее.

В начале XX века Россию нередко называли страной «лапотной», вкладывая в это понятие оттенок примитива. Лапти, ставшие своего рода символом, вошедшим во множество пословиц и поговорок, традиционно считали обувью бедной части населения. И неслучайно. Вся русская деревня, за исключением Сибири и казачьих районов, круглый год ходила в лаптях.

Сапоги, отличавшиеся от лаптей удобством, красотой и прочностью, для большинства крепостных крестьян были недоступны. При этом сроки службы плетеной обуви были весьма коротки, об этом свидетельствует поговорка: «В дорогу идти, пятеры лапти сплести».

Зимой мужик носил одни лапти не более десяти дней, а летом в рабочую пору стаптывал их в четыре дня.

А между тем кожаная обувь ценилась не дешево. В 1838 году на Нижегородской ярмарке пару хороших лыковых лаптей можно было купить за три копейки, тогда как самые грубые крестьянские сапоги стоили в ту пору не менее пяти-шести рублей.

Принято считать, что название этой обуви произошло от слова «лапа», а сами лапти – один из самых древних видов обуви. Во всяком случае, костяные кочедыки – крючки для плетения лаптей – археологи находят даже на неолитических стоянках.

Как писать ходатайство об истребовании доказательств — юридические советы

Не дает ли это основание предполагать, что уже в каменном веке люди, возможно, плели обувь из растительных волокон?

Совет

Слово «лапотник» встречается еще в Лаврентьевской летописи за 985 год. Была в народе и поговорка: «лапти плесть – один раз в день есть». Для плетения лаптей использовались деревянные колодки и специальный крючок – кочедык.

За один день мастер мог изготовить от двух до десяти пар: все зависело от опыта и сноровки. Плетение лаптей считалось работой несложной, но требующей определенных навыков. Плели лапти из коры различных деревьев, в первую очередь липы.

Для одной пары лаптей требовалось, примерно, три молодых липовых дерева в возрасте от четырех до шести лет. Именно такое лыко считалось лучшим.

Плели лапти из коры и подкорья различных лиственных деревьев: липы, березы, вяза, дуба, ракиты и др..

В зависимости от материала и плетеная обувь называлась по-разному: берестяники, вязовики, дубовики, ракитники … Самыми прочными и мягкими в этом ряду считались лыковые лапти, изготовленные из липового лыка, а самыми плохими – ивовые коверзни и мочалыжники, которые делали из мочала.

Способы плетения лаптей были самыми разнообразными и в разных регионах были свои особенности. Поэтому, по лаптям можно было определить из какой местности пришел человек. Среди опытных мастеров лапти именовали по числу лыковых полос, использованных в плетении: пятерик, шестерик, семерик.

В семь лык как правило плели зимние лапти, но бывали экземпляры, где количество лык доходило до двенадцати. Для прочности и тепла лапти проплетали вторично, при этом изготавливали их из пеньковых веревок. С этой же целью иногда пришивали кожаную подметку — подковырку.

Для праздничного выхода предназначались писаные вязовые лапти из тонкого лыка с черными шерстяными (а не пеньковыми) оборами (то есть тесьмой, закрепляющей на ногах лапти) или вязовые красноватые семерики. Для осенних и весенних работ во дворе более удобными считали высокие плетеные ступни, вовсе не имевшие обор.

Сами мастера по изготовлению лаптей были в каждой деревне, но большого дохода это ремесло не приносило. Обувь из лыка была дешевой и удобной: зимой лапти хорошо сохраняли тепло а летом давали ногам прохладу. Единственным недостатком был небольшой срок службы. Жизнь крестьян-лапотников описана многими русскими классиками.

В рассказе «Хорь и Калиныч» И.С.

Тургенев противопоставляет орловскому мужику калужского оброчного крестьянина: «Орловский мужик невелик ростом, сутуловат, угрюм, глядит исподлобья, живет в дрянных осиновых избенках, ходит на барщину, торговлей не занимается, ест плохо, носит лапти; калужский оброчный мужик обитает в просторных сосновых избах, высок ростом, глядит смело и весело, торгует маслом и дегтем и по праздникам ходит в сапогах». Говорили, что Петр Первый, владевший многими ремеслами, лапоть сделать не смог. Император выбросил недоплетенный лапоть и заявил: «нет ремесла мудренее лапотного». Ходила легенда, что этот лапоть хранился в одном из музеев Петербурга.

Обратите внимание

Обувь плели не только из древесной коры, в дело шли и тонкие корни, а потому и сплетенные из них лапти прозывались коренниками. Модели, изготавливаемые из полосок ткани и суконных покромок, называли плетешками. Лапти делали и из пеньковой веревки – курпы, или крутцы, и даже из конского волоса – волосянники.

Такую обувь чаще носили дома или ходили в ней в жаркую погоду. Техника плетения лаптей была тоже очень разнообразной.

К примеру, великорусские лапти, в отличие от белорусских и украинских, имели косое плетение – «косую решетку», тогда как в западных районах бытовал более консервативный тип – прямое плетение, или «прямая решетка».

Если на Украине и в Белоруссии лапти начинали плести с носка, то русские крестьяне делали заплетку с задника. Так что о месте появления той или иной плетеной обуви можно судить по форме и материалу, из которого она изготовлена.

Например, для московских моделей, плетенных из лыка, характерны высокие борта и округлые головки (то есть носки). Северный, или новгородский, тип чаще делали из бересты с треугольными носками и сравнительно низкими бортами. Мордовские лапти, распространенные в Нижегородской и Пензенской губерниях, плели из вязового лыка. Головки этих моделей имели обычно трапециевидную форму.

Интересно, что у шведов существовал даже термин «лапотная миля», то есть расстояние, которое можно пройти в одной паре обуви. Даже во время Гражданской войны, лапти были основной обувью бойцов Красной Армии.

Существовала Чрезвычайная комиссия по валенкам и лаптям (ЧЕКВАЛАП), которая занималась заготовкой обуви для военнослужащих. Ежегодно в городе Суздаль Владимирской области проводится Праздник лаптя, на который собираются не только гости из России, но и многочисленные туристы из-за рубежа.

Главный герой этого праздника – лапоть. В лаптях бегают на расстояние в одну версту, играют в футбол, метают лапоть на дальность и т. д.

Что о лаптях нужно знать каждому русскому

Лапти — все, что нужно знать

До начала XX века крестьянская Россия была «лапотной». В каждом доме умели плести лапти. Однако это отнюдь не значит, что для этого не нужно русской смекалки.

«Лыка не вяжет»

Плетение лаптей считалось легкой работой. Не зря существует поговорка про выпившего человека, что он «лыка не вяжет». Это значит, что человек напился настолько, что элементарную вещь сделать не может.

Зимняя работа

Плетением лаптей на Руси мужчины занимались зимой, когда они не были заняты на других работах. Лаптей нужно было сплести за зиму очень много. «Добрый мужик в худую пору изнашивал в одну неделю не меньше двух пар лаптей» (этнограф С. Максимов).

Мужское ремесло

Мужчина в каждом доме обеспечивал лаптями всю семью, да и на продажу нужно было сплести немало. Собираясь в дорогу, крестьяне брали с собой дополнительные пары лаптей: «В дорогу идти — пятеры лапти сплести».

«Ассортимент»

Лапти плели не только из лыка, но еще из бересты и кожаных ремешков. Самыми красивыми считались лапти из лыка вяза, а самыми зазорными — из ивовой коры (уж очень они быстро портились).

Из коры тала плели шелюжники, а из дубовой коры –дубовики или дубочары. Лапти из пеньковых очесов и ветхих веревок назывались чуни (курпы, крутцы) и носились в жаркую сухую погоду.

Важно

В Курской губернии делали лапти из соломы, которые были прочнее, не промокали и не замерзали.

Модели

В разных регионах плели лапти по-разному. Русские лапти отличались округлым носком, очень низкими бортиками и высоким задником, в верхней части которого делалось отверстие для оборов.

Подошва «проковыривалась» в два-три слоя, что придавало лаптю прочность. Древние вятичи и новгородские словене предпочитали лапти косого плетения из бересты и с более низкими бортиками.

Одни плели лапти в четыре лыка (четверики), пять полос лыка (пятерики), другие в шесть (шестерики) или семь (семерики).

Производство

Великорусский лапоть отличался косым плетением лыка; белорусский и украинский — прямым. Плели лапти на колодке, пользуясь кочедыком (свайкой или швайко). Кочедык — это железный или костяной крючок. При плетении обязательно использовали колодку. Выплетались лапти по одной колодке, но с различием правого и левого, для чего колодку просто перевертывали.

Как носить?

Лапти надо не только сплести — но и правильно надеть! Вот что для этого нужно сделать: 1. Обернуть ноги в холщевые портянки 2. Надеть лапти 3. Закрепить лапти с помощью кожаных «поворозов» или веревочных «оборов».

Что должен знать о лаптях каждый русский

Лапти — все, что нужно знать

До начала XX века в каждом русском доме умели плести лапти. Однако это отнюдь не значит, что для этого не нужно русской смекалки.

«Лыка не вяжет»

Плетение лаптей считалось легкой работой. Не зря существует поговорка про выпившего человека, что он «лыка не вяжет». Это значит, что человек напился настолько, что элементарную вещь сделать не может.

Зимняя работа

Плетением лаптей на Руси мужчины занимались зимой, когда они не были заняты на других работах. Лаптей нужно было сплести за зиму очень много. «Добрый мужик в худую пору изнашивал в одну неделю не меньше двух пар лаптей» (этнограф С.Максимов).

Мужское ремесло

Мужчина в каждом доме обеспечивал лаптями всю семью, да и на продажу нужно было сплести немало.

Собираясь в дорогу, крестьяне брали с собой дополнительные пары лаптей:

«В дорогу идти – пятеры лапти сплести».

«Ассортимент»

Лапти плели не только из лыка, но еще из бересты и кожаных ремешков. Самыми красивыми считались лапти из лыка вяза, а самыми зазорными – из ивовой коры (уж очень они быстро портились).

Из коры тала плели шелюжники, а из дубовой коры –дубовики или дубочары. Лапти из пеньковых очесов и ветхих веревок назывались чуни (курпы, крутцы) и носились в жаркую сухую погоду.

Совет

В Курской губернии делали лапти из соломы, которые были прочнее, не промокали и не замерзали.

Модели

В разных регионах плели лапти по-разному. Русские лапти отличались округлым носком, очень низкими бортиками и высоким задником, в верхней части которого делалось отверстие для оборов. Подошва «проковыривалась» в два-три слоя, что придавало лаптю прочность. Древние вятичи и новгородские словене предпочитали лапти косого плетения из бересты и с более низкими бортиками.

Одни плели лапти в четыре лыка (четверики), пять полос лыка (пятерики), другие в шесть (шестерики) или семь (семерики).

Производство

Великорусский лапоть отличался косым плетением лыка; белорусский и украинский – прямым. Плели лапти на колодке, пользуясь кочедыком (свайкой или швайко). Кочедык – это железный или костяной крючок. При плетении обязательно использовали колодку. Выплетались лапти по одной колодке, но с различием правого и левого, для чего колодку просто перевертывали.

Как носить?

Лапти надо не только сплести – но и правильно надеть! Вот что для этого нужно сделать:

1. Обернуть ноги в холщевые портянки

2. Надеть лапти

3. Закрепить лапти с помощью кожаных «поворозов» или веревочных «оборов».

Обряды и поверья у мастеров плетения лаптей

Лапти — все, что нужно знать

Бытовая магия

 В каждой профессии есть обряды, поверья, своя профессиональная магия. Так и в плетении лаптей мастера знают целый ряд предписаний, регламентирующих их деятельность. Плетуханы соблюдают непреложные запреты, ритуалы, были записаны предписания, нормы, связанные с обучением мастерству.

А начинается всё с первых уроков.

Начинали учить плести лапти с самого раннего детства. До сих пор считается, что науку может усвоить только безгрешный младенец. Обучение в более старшем возрасте приведет к тому, что лапти будут «жидкими», то есть сплетенными неплотно: «Мой отец брата лет с шести учил плести.

Сначала за лыком ходить, потом размачивать, там уж и плести. Говорят, лапти плести учат, пока младенец, а там уж черт грешить заставит — наука не ляжет, лапти жидки будут»(1) .

Считалось, что после того как будет сплетен первый лапоть, его надо сжечь, а пепел развести в воде и выпить, закрепив таким образом знание: «Вот, все говорили, сплетешь лапоть, и вот его сожгут, первый лапоть, сожгут и золу разводят в воде, и ты пьешь, чтоб, значит, всегда помнил, как лапти плести.

Обратите внимание

Вот, может, и не будешь их плести сейчас, а вот только когда нето, а вот руки-то все одно помнить будут.»- вспоминает плетухан Егошин Степан Егорович (1)

Аналогичный пример был приведен С.Т. Редичевым в воспоминаниях о его детстве, проведенном в Шацком районе Рязанской области: «В русской печи мама развела огонь и поставила на таган сковородку с моим лаптем.

Через некоторое время лапоток превратился в горстку пепла, который собрали ложкой и закатали в хлебный мякиш. Меня заставили съесть этот колобок.

Бабушка сказала, что тогда я на всю жизнь запомню как плести лапти».

Существовал целый ряд предписаний о времени сбора лыка. Считалось, что лыко надо заготавливать от Благовещенья до Троицы, поскольку в это время кора еще мягкая: «Вот опосля Благовещенья идешь кору резать. Вот там в осинник или к липам. Из липы-то они лучше.

Вот сама лучшая кора от Благовещенья до Троицы, она така мягонька, тянется и высыхает хорошо, а потом ее размочить можно, и она как новенька, хошь зимой, хошь когда. Надо обязательно до Троицы все заготовить, а то Бог накажет — все что заготовишь покоробится, и уж не сплетешь.

Лыко-то до Троицы только и заготавливают, если позже, оно не сплетется, все склизклым станет, сгниет-то в клубках.» рассказал Егошин Степан Егорович.(1)

Природа, растения и животные архангельской области

Некоторые исполнители говорят о том, что если лыко не во времени заготовить, то «Бог беспременно накажет. Уж вот какой бы ты мастер ни был, а вот если не к сроку лыко-то взято, то уж лаптей весь год плести не будешь.

Что-нибудь с тобой случится. Были случаи, даже обезручил мужик. Лыко после Троицы взял, и вот как к нему коснется, так руки-то и отымаются. Ничего делать не могёт. Бог его наказал, что лыко не ко времени взял.

»- вспоминает Журавлёв Семён Иванович (2)

Важно

Особый пласт нормативов связан с двумя основными инструментами лапотника: кочедыком и колодкой. Прежде всего, существовал запрет дотрагиваться до инструмента мужчины женщинам. Считалось, что если женщина прикоснется к кочедыку, принадлежащему мужчине, инструмент обязательно причинит вред мастеру.

Причину такого вредоносного действия видят в «ревности» инструмента: «Кочедык, он ведь своего мастера любит, знает его руку, прям вот ложится в нее. Вот если чужой кочедык возьмешь, то он такой же, как твой, а вот в руке не лежит, вот он как будто в ней вертится. Чужая рука для его. Он мастера хуже бабы ревнует. Мужику-то просто не удобен, а вот бабе — смерть» (1).

Действительно, инструмент, взятый в руки женщиной, может поранить как ее: «Вот жена у одного-то кочедык-то взяла, то ли мыла чё, то ли перекладывала. А вот только взяла кочедык, и он ей в бок-то и воткнулся. Ну, кочедык-то видела? Небольшая там железка-то, и с крючком. А вот бабе-то этой воткнулось, аж прям вот в сердце и померла на месте».

(1) Кочедык мастера свого ревнует; так и самого мастера: «Вот у нас тут мастер решил на дворе-то работать, ну, то ли душно, то ли что. Вынес, значит, лыко, вынес колодку, ну, лыко-то в клубках, много было его. Ну и жене крикнул, чтоб, значит, кочедык ему в окошко подала. Она его взяла и в окошко высунула, он потянулся, и вот веришь?! кочедык ему в руку впился и прям ее всю поуродовал.

Он с полгода лапти плести не мог, рука не работала. Кочедык его приревновал к бабе. Мастер инструмент не должен бабе-то давать.» -рассказал Егошин Александр Иванович (3).

Если в данной местности плетение лаптей было как мужским, так и женским занятием, то запрет терял гендерный характер.

В этом случае считалось, что никто кроме мастера не должен дотрагиваться до инструмента, поскольку иначе кочедык может нанести увечье: «Вот до кочедыка только хозяин и может дотрагиваться, а если чужой кто возьмет — конец! Плохо ему будет, или поранится, или что. Инструмент только свого хозяина и любит.»(2)

В этом свете интересны запреты, связанные с передачей инструмента. В основной массе русских традиций большинство инструментов передается по наследству, и считается, что именно они наиболее совершенны.

Кочедык, напротив, не передается младшим родственникам, поскольку носители традиции верят в то, что он только для одного мастера делается, ему деньги приносит, его кормит и поит, а остальным он во вред.

Совет

Многие исполнители рассказывают, что после смерти родственника, который плел лапти, кочедык клали к нему в гроб, чтоб и на том свете лапоточки плел; в противном случае опасными становились и инструмент, и умерший мастер: «Вот у нас дед помер.

Он лапти плел почитай всем, ведь уж даже когда в баретках или в ботинках ходили, покойника там всегда в лаптях хоронили, и на болото за ягодой в лаптях лучше ходить. Говорят, если в лаптях, то леший не манит, лапоточки-то, они крестиком. И вот, значит, дед-то и помер. А дядя мой лапти тоже плести умел, и вот он, значит, кочедык-то и взял.

Но, как-то он ему не пришелся. Ручка неудобная, какой-то он не такой. И вот что интересно, он все время резался. И дядя своим работал лапти. Только стал ему отец во сне являться и грозить так пальцем, мол, верни кочедык. Дядя терпел, а потом там вот умер кто-то, за сорок-то километров, и он поехал, и в гроб для деда кочедык и положил. Попросил передать для отца-то. И дед ему перестал сниться.»(1)

Колодка — значительно более безопасная вещь. Она представляет угрозу только в том случае, если в семье мастера есть незамужние девушки.

Считается, что если лапотник случайно дотронется колодкой до такой персоны, та останется старой девой, поскольку инструмент заберет себе ее пару: «Вот старались мастера колодочки-то особо при людях не носить, а то случаем дотронешься до девицы и корми ее потом всю жизнь, колодка у ей пару и заберет».(2)

Рассматривая поверья, связанные с инструментом, нельзя не затронуть проблему получения мастерства. По имеющимся материалам, лапотник может получать свое мастерство от демонологического существа.

Так, чтобы плести лапти, отличающиеся особой прочностью, мастер должен был взять кочедык и отнести его на ночь в лес, где вместе с хлебом и табаком оставить на пне как дар лешему, который за подношение награждал мастера особым умением: «Вот все говорили про деда Михаила, что он потому тяжело умирал, что с лешим якшался. Вот он, чтоб, значит, лапти плести, свой кочедык по молодости в лес отнес, на пень поклал, ну, там, хлеб, табак поклал, значит, чтоб лешего угостить. И тот, говорят так, его кочедыком себе лапти за ночь сплел. А утром забрал дед кочедык и с тех пор лапти-то и плел необыкновенные. Они у него мягкие были и не рвались.»(3) Данный мотив характерен для быличек о наделении мастерством представителей многих профессий. Так, леший одаривает пастуха, охотника, плотника, бортника, музыканта; водяной — пасечника, рыбака и т.п. Не следует забывать и о необычайно распространенном мотиве быличек о лешем, который плетет или чинит лапоть в лунном свете. Нельзя отрицать, что данный сюжет мог оказать влияние на мотив наделения лешим человека мастерством лапотника.

Существуют нормативы, связанные с началом и завершением работы. Так, перед началом работы мастер должен перекреститься: «Лапти всегда перекрестившись плетут. Вот перед тем как сесть — крестятся. Говорят, если не креститься, лычки рваться будут.»(3)         Открывать сезон плетения лаптей лучше всего в легкий день.

Обратите внимание

Самым удачным для этого считается вторник, который в данной традиции является безоговорочно удачным (об этом говорят все мастера). « Лапти, если много плетешь, лучше всего во вторник начинать плести. Самый удачный день, самый легкий. Руки и спина болеть не будут, лыко рваться не будет. Все сладится.

»(3) Некоторые ограничения существовали на плетение лаптей в четверг и пятницу. Так, считалось, что сплетенные в четверг лапти будут неноскими, потому что будут рваться при грозе: «Лапти, что в четверг плетутся, рвутся, если гром где. Так и знают, если лапоть порвался в грозу, его в четверг плели.

В четверг ничего плести не нужно, ни лапти, ни веревки, ни веники. Все при грозе ломаться будет.»(2) В пятницу не рекомендуется работать вечерами, так как мусор, оставшийся от работы, может вызвать гнев Параскевы — Пятницы: «В пятницу лапти плести с утра можно, а после обеда не нужно. Матушка Параскева обидится и накажет. Ей мусором глаза засыпет.

Она человека ослепить может. Или еще как наказать.»(1) Необходимо отметить, что мотив наказания Параскевой за мусор, засыпавший ей глаза, наиболее характерен для быличек о наказании нерадивых прях, которые не убирали мусор от кудели и тем прогневили святую.

Однако встречаются и другие работы, мусор от которых наносит увечье Параскеве — Пятнице например, некоторые виды столярных работ, пилка дров, беление печей и изб и т.д. Как видно из приведенного примера, плетение лаптей также входит в этот перечень.

Особую группу составляли приметы, связанные с календарными запретами на работу. Наиболее устойчивым является предписание не плести лапти на Святки. Считается, что нарушающий его человек рискует здоровьем приплода скота, который может родиться с определенными уродствами: «Вот как-то один мужик плел лапти на Святки.

А у его корова отелилась, и вот теля-то какой-то хворый, ну, пока не помер, зарезали, чтоб хоть какое мясо, а у его нутро все перепутано, все кишки перепутаны. Вот он такой слабый и был. А все потому, что мужик лапти плел на Святки. Говорят, от этого скотина-то родит слабеньких, у их все спутано.

»(1) Этот пример не единичен и не носит узколокального характера.

Ю.Ф. Крачковский в своей работе «Быт западнорусского селянина» писал о том, что на территории русско-белорусского пограничья существовал запрет на плетение лаптей в Святки, так как в противном случае теленок мог родиться слепым или со слабыми ногами.

Завершение работы также предусматривало соблюдение особых правил. Так, если мастер не успевал доплести лапоть, и вынужден был оставить работу до следующего дня, то он закрещивал заготовку, лыко и инструменты.

Важно

Некоторые наши плетуханы сообщают, что существовали особые слова, произносимые в этот момент, но, к сожалению, нет текстов таких заговорно — заклинательных формул, и наши мастера их не знают.

Исключение составляют используемые в обережной функции молитвы «Богородица» и «Отче наш»: «Вот дед, он какие-то слова знал, когда вот работа-то недоделана, он, значит, все перекрестит, и лаптю, и кочедык, и лычко, а потом слова кие-то пошепчет.

А уж вот отец вроде слов таких не знал, он все «Богородицу» читал, а вот тут сосед Алексаш, он «Отче наш» читат, говорит, помогает.»(2) Считается, что если мастер забудет закрестить свою работу, то черт испортит лапти и сделает так, чтобы в них болели ноги: «Нечистый, он лаптей не любит, они ж крестиком все.

Вот если мастер не закрестил лапти, то черт их за ночь все размотает и все лыко порвет. Черный лаптей боится, но если вот мастер не доплел лапоток и его не закрестил, то уж тут дух-то порезвится. Он эти лапти такими сделает, чтоб, значит, в них ноги все время болели, чтоб прям покоя не знали ноги-то.(3)

Итак, лапотник должен соблюдать целый ряд предписаний, призванных обезопасить как его самого и его работу, так и окружающих людей.

В обычаях и обрядах, в которых, так или иначе, функционирует обувь ярко проявляет себя категория «свой — чужой» сопоставляя «дом – внешний мир». Именно обувь несёт на себе нечистоту другого, враждебно дому мира.

Эта негативная окраска очень хорошо видна в высказываниях типа: «В валенках не молятся», «В сапогах в Божий храм не ходят» и т.д. В тоже время обувь, непосредственно лапти, имела и обережную функцию. Именно этим объясняется использование лаптей в похоронном обряде.

«Лапти, они в крестик, они покойника защищают».  

Лобанова Софья ЮрьевнаСтарший научный сотрудник

Отдела учёта и хранения

  1. Егошин Степан Егорович- мастер по плетению лаптей (деревня Большие ключи Республики Марий-Эл)
  2. Журавлёв Семён Иванович- мастер по плетению лаптей (деревня Пустыри республики Марий-Эл)
  3. Егошин Александр Иванович- (деревня Пустыри республики Марий-Эл)

Литеретура:

1. Бежкович А.С., Жегалова С.К., Лебедева А.А., Просвиркина С.К. Хозяйство и быт русских крестьян. – М.: Советская Россия, 1959. – 254 с.

2. Буровик К.А. Родословная вещей. Изд.2-е,.- М.:Знание, 1991.- 232с.

3.Козлова К.И. Этнография народов Поволжья. – М.: Издательство московского университета., 1964. – 176 с.

4.Этнография марийского народа /сост. Сапеев Г.А.– Й-Ола.: МарНИИЯЛИ., 2001.– 184 с.

Загрузка ...
It-Blog | SEO-INTERNET-HARDWARE-SOFT
Adblock
detector